Гурович и его «самокрутка»

17/01–15/03/2020 в ТИАМе – выставка одного из самых экстравагантных отечественных дизайнеров – Игоря Гуровича.

Атакующие образы, неожиданные формы, русская экспрессия и буддистский минимализм – всё это тонко настроенные инструменты, которыми искусно владеет Гурович. Каждая его работа – ребус из иронии и аллюзий, изобретательности и простодушия, агрессивной пластики или стильного аскетизма. Изучать и находить эти намёки чрезвычайно занимательно. При этом главная мысль часто показывает себя через однозначно поданную метафору. Например, на плакате фестиваля «Длинные руки» поднятая рука превращается в фабричные корпуса с дымящими трубами пальцев. Это – мощный завод, напряженное производство. Фантастический киновидеофестиваль в маленьком Канске Красноярского края представлен летающей тарелкой, испускающей лучи света и одновременно становящейся маяком в серой сибирской мгле.

Известный искусствовед и президент московской международной биеннале «Золотая пчела» Сергей Серов пишет: «Плакаты Игоря Гуровича стали уже современной классикой, страницей новейшей истории графического дизайна, оправдывающей его честь и достоинство во времена рекламного разгула. В своих работах Игорю Гуровичу удалось соединить конструктивизм и пофигизм, польское и голландское, скрутить из самых разных мировых веяний простую, неказистую самокрутку, вектор которой оказался близок русскому дизайнерскому менталитету».

На выставке представлены более 80 остроумных плакатов, созданных для БДТ им.Г.А.Товстоногова, Международного канского видеофестиваля, Большого фестиваля мультфильмов и др. На вернисаже Игорь Гурович рассказал про историю создания своих работ и совсем всех обаял.

Выставка будет работать до 15 марта:
среда — суббота с 10:00 до 19:00,
воскресенье с 11:00 до 19:00.

Дом Крафта (проспект Ленина, 25).

СМИ о выставке:

События, связанные с выставкой:

Фото вернисажа: Артём Лоскот

Фото вернисажа: Анна Сергеева

Фото вернисажа: Денис Бычихин

Парадигма Гуровича

Автор статьи — Сергей Серов, искусствовед, дизайнер-плакатист, основатель и руководитель Высшей академической школы графического дизайна, президент московской международной биеннале «Золотая пчела».

Дело творчества – преодолевать границы. Дело теории – их устанавливать. Мы со студентами изучаем графический дизайн как систему разных парадигм. Разных способов видения, пронизывающих своими лучами мир визуальной культуры. Параллельно изучаем ведущие национальные школы. А потом вводим ещё одно измерение – авторские творческие концепции. Один из героев, которых мы «проходим» – Игорь Гурович. «Гурон», как его с лёгкой руки Ани Наумовой стали все звать.

В своих выступлениях и интервью Гурон обычно культивирует имидж безбашенного «гуляки праздного», который тратит на создание плаката не более четверти часа. Обман трудящихся и учащихся! Гурон – трудоголик. Мы работали с ним над журналом «Союз дизайнеров», где я был главным редактором, а Гурон арт-директором. Лёгкий, прозрачный макет, созданный как бы на одном дыхании, на самом деле делался тяжело, кропотливо, долго и мучительно.

Я не знаю никого, кто с таким упорством повторял бы слово «месседж». Гуровича действительно заботит содержание «визуального текста», который он создаёт. Он рассуждает о его соответствии функциональной и технологической целесообразности, как будто проработал, как и я, половину своей жизни во ВНИИТЭ. Слушая его, я возвращаюсь в те пафосные времена, когда начинал свою деятельность в дизайне (а Игорь Гурович только пошёл в школу). В середине 70-х визуально-коммуникативная парадигма только входила у нас в силу. И всё, связанное с «формой», клеймилось как «оформиловка», которой занимаются глупые «художники». Другое дело мы, умные «художники-конструкторы» (не вслух – «дизайнеры»). Для нас главное – целесообразность, информация, структура.

«Месседж» во многих его работах считывается с однозначностью метафор польской школы плаката. Фестиваль «Длинные руки» визуализирован буквальной метафорой: рука – фабричные корпуса с дымящими трубами пальцев, мощный завод, напряженное производство. Фантастический киновидеофестиваль в маленьком глухом Канске представлен летающей тарелкой, испускающей лучи света и одновременно являющейся маяком в серой сибирской мгле.

Наш дизайнерски продвинутый плакат многим был обязан польской школе. У поляков наши плакатисты учились знаковой лаконичности, неожиданным метафорам, сближающим далековатые по смыслу формы для порождения новых идей. Польский след, если присмотреться, заметен и в работах Гурона. Но не всегда на поверхности, а как бы в глубине творческой кухни.

Однако, при всей читаемости визуальных сообщений во времена моей молодости творчество Гурона всё равно квалифицировали бы как формалистические эксперименты. Потому как на самом деле больше всего его волнует, как линейный рисунок соединяется с пластикой живописного пятна. Как при наслоении двух фактур возникает вибрация третьей. Как структурность и геометричность взаимодействуют со свободной организацией поверхности. То, что всегда волнует настоящего художника. На каждый свой «визуальный текст» он сам же накладывает «визуальный шум».

 Но это, если судить буквально, линейно, обнажая логическую структуру. Если рассматривать передачу визуальной информации как однонаправленный процесс. Однако постмодернистская парадигма открыла нам возможность невозможного: одновременное движение в противоположных направлениях. Коммуникацию как пространство диалога, совмещающее в настоящем прошлое и будущее. Такой «месседж» нужно писать с большой буквы. Послание, которое выше, глубже и шире конкретного содержания сообщения.

Постмодернистская коммуникация оперирует больше не текстами, а контекстами. Не столько структурой, сколько фактурой. Не идеями, а эмоциями. И личностным ресурсом самого автора. «В какой-то момент я стал думать не как графический дизайнер, а как Игорь Гурович», – признается он. Дизайнер сам себе становится парадигмой со своим видением мира.

Иногда авторские парадигмы сближаются с координатами национальных школ и выражают не только авторское, но и национальное видение. Гурону удалось приоткрыть в своём творчестве некоторые черты пока ещё не найденной, не сформированной русской дизайнерской парадигмы. Соединить конструктивизм и пофигизм, польское и голландское, скрутить из самых разных мировых веяний простую, неказистую самокрутку, вектор которой оказался близок русскому дизайнерскому менталитету.

Плакаты Игоря Гуровича – как один огромный гиперплакат, гипертекст. Это фантастическое полотно стало уже современной классикой, страницей новейшей истории графического дизайна, оправдывающей его честь и достоинство во времена рекламного разгула.

Как ему всё это удаётся? – спросили его мои студенты. «Мне кажется, я всё могу объяснить, – ответил гуру Гурович, – Но как из файла получается плакат, а не просто большая картинка – я и сам не понимаю». А ведь именно так и происходит с любым стоящим произведением искусства. Автор смотрит на него и удивляется, как он мог такое сотворить. Не ты, кто-то другой, талантливее тебя, сделал это и подарил тебе своё авторство. Безвозмездно, то есть даром. Не качая при этом свои авторские права. Творчество – всегда чудо.