Нимфозориум: музей выдающегося текста

Вторник – воскресенье c 10:00 до 20:00.

Тула, ул. Металлистов, 19.

 

Телефон для справок: +7 (4872) 70-40-58.

е-mail: info@tiam-tula.ru

В августе 2020 года ТИАМ обзавёлся несколькими комнатами в здании, расположенном в Музейном квартале (ул. Металлистов, 19). В мае 2023 года здесь открылся наш новый филиал с загадочным названием «Нимфозориум».

Отправной точкой для его создания (причём, точкой буквальной) послужил курьёзный экспонат «Блоха тульская подкованная». Эту миниатюру изготовил, использовав реальное насекомое, алексинский токарь-умелец Николай Алдунин в 2002 году. Надо заметить, что мысль подковать представителя отряда кровососущих и тем самым повторить подвиг Левши, приходила в голову не только мастеру из Алексина. Подкованных блох можно обнаружить в Екатеринбурге, Омске, Ярославле, Киеве и даже в Сан-Франциско.

«Левша» – самое известное произведение Николая Лескова, ставшее частью национального мифа. В то же время очевидна односторонность и прямолинейность его трактовки в массовом сознании, видимо, доставшаяся в наследство ещё от советской идеологии: воспевание созидательного гения народа, возведение образа протагониста в статус национального героя, «посрамившего» иностранцев. Вот наиболее характерные цитаты из современных интернет-источников: «…история о простом русском человеке, талантливом мастере Левше, которому удалось заткнуть за пояс англичан и на всю Европу прославить Россию-матушку»; «…простой рабочий подковал миниатюрную фигурку блохи, изготовленную в Англии, и доказал искусство русских мастеров». Встречаются и такие интерпретации: «В малом и несерьёзном (блохе) на первый взгляд может таиться большая угроза и опасность. В то же время на кончике гвоздя таится наша победа».

Стоит, однако, думать, что Лесков создавал куда более сложное произведение (и менее геополитическое), намеренно лавируя между разнонаправленными идеологическими позициями и взаимоисключающими точками зрения. В ответ на критику (при жизни Лескова произведение получало весьма противоречивые, порой противоположные трактовки) сам автор писал: «Рецензент “Нового времени” замечает, что в левше я имел мысль вывести не одного человека, а что там, где стоит “левша”, надо читать “русский народ”. Я не стану оспаривать, что такая обобщающая мысль действительно не чужда моему вымыслу, но не могу принять без возражения укоры за желание принизить русский народ или польстить ему».

Стратегия нового музея предполагает изучение и интерпретацию текста «Левши» средствами современной культуры, приглашение зрителя к тщательному его прочтению и непредвзятым размышлениям о его замысле. А это подразумевает настрой на внимание к деталям и постановку вопросов. Почему у главного героя нет имени? Почему герой-мастер – левша и к тому же косой? Почему левша умирает именно в Санкт-Петербурге и умирает как бродяга? Как в центре истории оказалась английская блоха? И при чём тут Англия? Зачем нужно было паломничество к «мценскому Николе»? Почему тульские мастера испортили сложную вещь, но при этом вышли победителями в техническом состязании? И так далее.

Сказ Лескова оказался настолько «богатым» на различные темы, что музей решил отказаться от классической постоянной экспозиции и создать пространство-трансформер, в котором вокруг (или на фоне) центрального экспоната – «подкованной блохи» – будут разворачиваться новые выставки. Их сюжетные линии можно выстраивать как на основе самого произведения, так и контекста: исторический «фон» написания сказа, история его публикаций, переводов, критики, иллюстрирования; история создания театральных постановок, экранизаций, оперы, балета.

Тематикой отдельных выставок могут стать прототипы главного героя, сопоставление реальных и выдуманных фактов в повести, быт и традиции тульских оружейников, Англия и англичане времён Лескова, образование, мода, социальные отношения, религия. Эти и многие другие сюжеты составят содержание нового музея.

И о самом слове «Нифмозориум». Оно прямо связано с текстом Лескова: напомним, подкованную блоху малограмотный рассказчик именует «нимфозорией». Название для музея хоть и непонятное на первый взгляд, но зато точное: «нимфозория» будет центром любой выставки. Ироничное, странное, в меру наукообразное – это название поддерживает тот же стиль словесной игры, что и у Лескова. Важно, что само слово не лесковское, а производное от него – так же, как сами выставки заду­мываются как нечто производное от литературного текста. Произведение Лескова помогло не толь­ко с названием, но и с образом нового музея. Способ хранения «нимфозории» в сказе: «сокровище» спрятано в бриллиантовом орехе, орех – в табакерке, табакерка — в походной шкатулке императора. Этот образ хорошо согласуется с небольшими, почти «микроскопическими» размерами экспозиционного пространства (всего 150 кв. м). В целом, таинственность, ироничность, артистизм представляются самыми подходящими «ключами» для художественного решения потенциальных выставок и нового музея.

Художественный проект Нимфозориума создан бюро «Архитекторы Асс» (Москва), которое в 2019 году разработало концепцию модернизации площадок ТИАМа в центре Тулы.