«… Посещая могилу, мы знаем, что погребённый обратился в прах, его материальная оболочка разрушилась, но память о нём, его духовный образ продолжает жить в нашей душе. Особенно это чувствуется на братских могилах, где нашли себе вечный покой герои духа, защитники Родины.

 Их нет физически, но подвиг их неподвластен времени, продолжает жить и властно призывает следовать их примеру и в жизни, и в смерти. Могилы героев – это подлинные клады духовных ценностей».

 

Ростислав Лозинский,
доктор богословия, автор более сорока работ
по истории православных святынь Тулы.
Основатель движения «Тульский некрополь».
Почётный гражданин Тулы.

 

 

Для начала хотим напомнить, что в 1934 году Постановлением ЦИК СССР было учреждено почетное звание Героя Советского Союза – высшая степень отличия за личные или коллективные заслуги перед государством, связанные с совершением геройского подвига. Положение о звании Героя было утверждено 29 июля 1936 года. Этого почетного звания удостаивали за совершение подвига или выдающихся заслуг как во время боевых действий, так и в мирное время.

Подавляющее число Героев Советского Союза появилось в период Великой Отечественной войны: 92% от общего числа награждённых лиц. Вообще за время существования СССР звания Героя были удостоены более 12,5 тысяч человек. Четырежды этого звания был удостоен только один человек – маршал Г.К. Жуков. Лишены звания по тем или иным причинам (в основном – за преступления) – 74 человека.

 

Процесс сбора материала коллекции оказался сложным. Сведений о героях катастрофически мало. Фотографии, подлинные вещи, письма, документы той эпохи, воспоминания – это результат совместного поиска ТИАМ (изначально музей «Тульский некрополь») и школьных музеев, а также, – предоставленные родственниками материалы из семейных архивов Беляева В.А., Волкова Е.Ф., Исупова Н.А. и Дементьева И.А.

Мы знаем о 276 туляках – героях, которые, рискуя своей жизнью, а нередко и, отдав её, отстояли наше право жить.

10 Героев Советского Союза, похоронены на исторических кладбищах г. Тулы.

Все наши герои были командирами подразделений от танкового или артиллерийского расчёта до командира батальона. Разных воинских званий – от сержанта до подполковника, разного социального происхождения, разного образования – от начального до двух высших, разного возраста – от безусого 19-летнего Жени Волкова до 45-летнего Дементьева, – каждый из них внёс свой вклад в Победу.

 

Вот их имена:

– гвардии-капитан стрелковой роты Шамрай Михаил Семёнович, ставший героем в 1940 во время советско-финской войны;

– майор истребительного авиаполка Зайцев Дмитрий Александрович, совершивший свой таран, защищая Днепр;

– комиссар тульского рабочего полка Агеев Григорий Антонович;

– старший лейтенант истребительного авиаполка Пирожков Борис Григорьевич, совершившие свои подвиги при обороне Тулы.

– капитан гвардейского стрелкового полка Беляев Владимир Александрович;

– лейтенант-танкист Волков Евгений Фёдорович;

– майор, замполит стрелковой дивизии Исупов Николай Антонович;

– майор, замполит Карпов Сергей Фёдорович;

– полковник пехотного полка Морозов Иван Иванович, героически форсировавший Днестр.

– старший сержант, командир орудия Дементьев Иван Андреевич, отличившийся при освобождении Минска.

 

Значимой целью работы музея является привлечение внимания общественности не только к судьбе людей, ставших примером и в жизни, и в смерти, но и к состоянию могил героев, многие из которых не имеют достойного надгробия, которое должно являться материальным воплощением памяти.

В процессе работы над коллекцией был поднят ряд проблем, связанных с захоронениями героев.

На Всехсвятском кладбище г. Тулы захоронено 9 героев Советского Союза, которые погребены под памятниками самой различной формы, под надгробиями с купеческих, мещанских могил, даже под немецкими памятниками XIX – нач. ХХ в. На некоторых из них сохранились изначальные имена.

Так, Герой Советского Союза, командир стрелкового полка, гвардии капитан Шамрай Михаил Семенович (1908-1942) покоится под гранитной часовней конца XIX века, перенесенной с могилы «тёзки» – отрока Михаила, скончавшегося в 1862 году в возрасте 7 лет, здесь же находим сентиментальную эпитафию в традициях XIX в.: «едва расцвёл ты как нежный цвет // прелестной милой красотою // но вдруг поблек, тебя уж нет // в слезах расстались мы с тобою // жизнь твоя как сновиденье // была обманчива в глазах // и ты наш Ангел, утешенье // на веки скрылся в небесах».

Герой Советского Союза Е.Ф. Волков покоится под немецким памятником кон. XIX – нач. XX вв., на нем до 2013 г. сохранялись гравировка католического креста и мемориальный текст на немецком языке: «Wilgelmina Karl Gebor.Mihles // Verschied d.18 januar 1908 in Tula…»

Четырехгранный обелиск из черного гранита над захоронением разведчика Дмитрия Анкудинова был перенесен с немецкого участка Всехсвятского кладбища, подвергся находчивой обработке и обрел вторую жизнь: хорошо проглядывается сбитый готический текст, а четырехконечный католический крест перебит в «серп и молот».

 

Проблема вандализма на кладбищах существовала всегда. Во все прошлые века к старым захоронениям относились гораздо менее почтительно, чем сейчас, – надгробия очень часто пускали в ход в качестве строительного материала.

Почти в каждом храме в стены заложены надгробные камни, ими мостили дорожки и встраивали в фундаменты частных домов. Ещё Екатерина II разрешала использовать «ненужные» (т.е. брошенные) плиты для хозяйственных нужд. В XIX веке в России был принят закон, предусматривавший суровые наказания за осквернение могил, за воровство на кладбище. По Уложению о наказаниях 1845 года разрытие могилы каралось десятью годами каторжных работ, повреждение надгробий – от четырех до восьми лет каторжных работ, кража на кладбище – одним годом тюрьмы. Но после Октябрьской революции отношение к кладбищам резко изменилось. Старинные дворянские и купеческие некрополи были объявлены «буржуазными пережитками» и «тяжелым наследием царского режима», и под предлогом материальной обнищалости населения было негласно узаконено вторичное использование памятников.

В Туле в 1930-е гг. городские власти предприняли массовый вывоз крепких надгробий для укладки под проезжие части улиц, вследствие чего пострадали семейные участки известных фамилий: Белобородовых, Черносвитовых, Ваныкиных и др.

В послевоенные годы практика вторичного использования надгробных памятников повсеместно на кладбищах стала обычным явлением. Часовни, обелиски, как правило, из твердых пород камня (гранит, габбро, мрамор) с православных купеческих, и особенно с иноверческих захоронений, нередко можно увидеть на могилах советских граждан, – христианская символика и старые мемориальные надписи на них сбиты частично или полностью, и зачастую установить кому изначально предназначалось надгробие невозможно.

Такие странные метаморфозы, происходящие со старыми надгробиями, привносят неопределенность в восприятие самой идеи ПАМЯТНИКА. Но память живет…

Музей и неравнодушные горожане прикладывают максимум усилий для сохранения памятников людям, погребенным на исторических кладбищах г. Тулы, изучая историю города через историю одного человека – историю Героя…