Негативы фотографий на стеклянной основе

Фотоисточники определяются как музейные предметы, содержащие информацию в виде изображения, полученного с помощью фотоаппаратуры. Это негативы на стекле, плёнке и других материалах, фотоотпечатки на бумаге, керамике, металле, диапозитивы на стекле или плёнке.

В истории источниковедения, к изучению фотографии как этнографического источника обращались достаточно редко. Так было не только в России.  Хотя в иллюстративных целях этот вид документальных материалов довольно активно использовался. Более широко фотография стала привлекать отечественных специалистов в социальных науках в связи с приходом в Россию такого научного направления как визуальная антропология. Тогда стало ясно, что потенциал фотографии не столь ограничен, как это считалось ранее, и фотоматериал может служить самостоятельным источником при изучении отдельных сторон жизни культур и обществ.

Почти весь XIX век характеризуется накоплением фотоданных, попыткой осмысления возможностей и будущего использования фотографии как новой технологии, поиск их места в науке и искусстве. Критики и исследователи фотографии сходились в своём   взгляде на изображение как на копирование действительности, что незаменимо при фиксации культуры во всех её проявлениях. Практически сразу возможности нового изобретения оценили российские путешественники и этнографы: Н. М. Пржевальский, П. К. Козлов, Н. Н. Миклухо-Маклай и другие. Большая часть работ данного периода не были специальными исследованиями в области фотометодики и фотографии. Они пока ещё не вышли за границы описания личного опыта и первичного его анализа.

В первые десятилетия XX в. понимание того, что для более эффективной работы фотографа в поле необходима научная методика, приводит к появлению первых обобщающих трудов.

Со второй половины 1920-х годов в Советском Союзе начался новый период в теоретическом изучении фотографии. В основание методики и теории этнографических фотосъёмок была положена идеология, дающая конкретные указания, что и как снимать в той или иной ситуации. На смену работам этнографов и фотографов пришли работы таких журналистов как, Л. П. Межеричер, Г. М. Болтянский, А. М. Донде и др.

Сборник статей «Антропология и фотография 1860-1920» остаётся итоговой работой, обобщающей материал по этнографической фотографии, полевым съёмкам, истории экспедиций и собирателей.

 

В нашем случае негативы фотографий рассматриваются как сложные объекты, состоящие из трех частей:

1) основа (стекло);

2) связующее вещество (эмульсионный слой или слой, содержащий связующее вещество, в большинстве случаев желатин);

3) заключительный материал изображения (сделан из серебра, цветных красителей или пигментных частиц, обычно находится в эмульсионном слое или в слое со связующим веществом).

На негативах   мы можем видеть семейные и бытовые сюжеты, природу, людей в городе и деревне. Предположительно это русская провинция, возможно Тульская губерния.

История происхождения коллекции неясна, предметы были найдены в 1980-х гг. в одном из заброшенных домов по улице Каминского г. Тулы.   Комплекс предметов был передан в дар музею в 2022 г.   Фактически история коллекции началась в момент её регистрации в музее. Были ли сделаны фотоотпечатки с данных негативов – неизвестно. Коллекция отнесена к разряду этнографических, насчитывает 40 предметов, изготовленных в период второй половины XIX в. – 1920 гг.  Размеры их различны: от   небольших (9х12 см) до довольно крупных (13х18 см).

Чтобы идентифицировать данную коллекцию негативов на стекле необходимо было понять с помощью какого именно фотографического процесса созданы данные предметы. Было сделано предположение, что изображения нанесены на стекло с помощью коллодионного процесса. С течением времени фотослой желтовато-серебристого оттенка начал отслаиваться, появились пятна и потертости. Главными достоинствами стекла в качестве подложки считаются неизменность формы и долговечность. При хранении фотопластинок процесс старения затрагивает именно фотоэмульсию. Недостатками фотопластинок являются хрупкость и большой вес. В противовес фотопленке, никак не реагирующей на падение и удары, фотопластинки требуют бережного обращения.

Как правило, в фондах музея подобные  собрания выстраиваются по дате поступления, по тематике или по народу, даётся их краткая характеристика, приводятся сведения об авторе или собирателе, указывается время сбора или поступления, название и район работ экспедиции, а также перечисляются основные отразившиеся в фотоматериале этнографические темы.

При изучении этой группы фотографий имеются свои сложности, прежде всего, происхождение данной коллекции. Эти материалы могли быть в свое время переданы, перемещены, получены в дар, куплены. Их можно назвать единым тематическим комплексом, но при этом учитывать отсутствие сопроводительных текстов, информации об авторе, о конечной цели съёмок.

Существуют вероятность, что эта коллекция – сборная, и информацию по каждому снимку нужно устанавливать отдельно, поскольку у них могут быть разные авторы, разное время и разные местности создания. Авторство – вопрос культурной установки, и в этнографической фотографии это проявляется довольно ярко.  В данном случае полная информация об авторе (авторах) отсутствует.

При определении авторства коллекции мы опирались на надпись на одной из пластин – «П.П. Боннэ». Из каталога Государственного архива Тульской области узнаём, что в начале ХХ века в Туле проживал Боннэ Пётр Петрович, коллежский советник (ул. Калужская, № 469, дом Быкова (1900), преподаватель французского языка Реального училища (ул. Николаевская, 16).

Кроме того, единственной дошедшей до нас информацией по территориальной привязке является надпись на фотографии: «Жатва хлеба. Имение К. М. Сомова. 1902». Где находится это имение и саму личность К.М. Сомова еще предстоит установить.

Работа с атрибуцией данного вида источников сложна и требует долгой научной работы. Коллекция стеклянных негативов ТИАМ до конца не изучена, но безусловно имеет информационный потенциал.

Пока же можем отметить, что популярность фотографии всевозможных техник и видов в конце XIX в. приобрела невероятный размах. Только в Туле с 1860-х годов работал не один десяток фотомастерских и конечно же фотографов-любителей. Русский писатель Иван Панаев отмечал, что «дагерротипия и фотография плодятся у нас со дня на день. Конкуренция огромная, и все завалены работой — так велика слабость смертных видеть свое изображение на бумаге или на стекле, сделанное всеми возможными способами…»

 

Текст подготовлен хранителем Екатериной Успенской