Фердинанд Белявский (1834 – 1903). Родился в Ковенской губернии (ныне – Каунас, Литва). Провёл детство и отрочество в Риге (ныне – Латвия). Окончил Дерптский университет (ныне – Тарту, Эстония). С лёгкой руки и с финансовой помощью своего петербургского покровителя Карла Пратца, первого издателя творений Достоевского, попал в Тулу. На протяжении сорока лет – владелец лучшей тульской аптеки (и одной из лучших аптек Российской империи). Именно для неё Белявский построил новое авантажное здание на Киевской улице (ныне – проспект Ленина, 27). В этом здании и располагается сейчас экспозиция ТИАМа «Старая тульская аптека». Тайна превращения польского шляхтича в успешного немца-аптекаря через полторы сотни лет кажется особенно «жгучей». А значит, история Фердинанда Белявского только начинается, как бы давно ни завершилась его земная жизнь.

… Не знаю, по какой причине маленький Фердинанд после смерти отца стал помехой на пути родственников, но однажды соседи по поместью обнаружили шестилетнего мальчика в лесу, окровавленного, лежащего без сознания с кинжалом в боку. Они привезли малыша в детский дом в Риге, где он и учился в школе.

… Чем старше становился отец, чем больше он думал о своем детстве, тем больше зрела в нем мысль о смене веры. И когда ему было 16 лет, он направил написанное от руки прошение российскому императору Николаю I Павловичу о получении разрешения на смену вероисповедания с католического на евангелическое.

… У меня хранилось свидетельство о конфирмации, в нем было написано: «Фердинанд ф. Б., законнорожденный сын польского шляхтича Георга ф. Белявского и его супруги Анны». Одновременно он германизировал свою фамилию, и с этого времени она писалась Bielawski.

Поскольку ему не хватало средств, пришлось отказаться от искреннего стремления стать офицером и выбрать ту профессию, которая бы сразу дала ему независимость. .. Так он стал аптекарем.

Из воспоминаний Ольги Адерман

Йоханна (Жаннетт, Дженни) Белявская (1832 – 1905). Супруга Фердинанда. Младшая дочь в семье прибалтийских немцев из города Везенберг (ныне – Ратвере, Эстония). Рано осиротев, рано вступив в первый брак и рано овдовев, вынужденно «исследовала» географию обширной Российской империи – от Вологды до Тамбовщины, – прибиваясь то к одному, то к другому родственнику. Благодаря коммерческим вылазкам своего брата Франца Зиберта оказалась в Туле – городе, который при мимолетном посещении в отрочестве ей настолько не «показался», что она резюмировала: «Вот уж где я не хотела бы жить». В итоге, прожила здесь более сорока лет. Потому что – судьба. Потому что – трудное счастье. И потому что – Фердинанд. Склонность к перемене мест, однако, не оставляла её до самого финала: умерла Йоханна, гостя у старшей дочери в немецкой провинции Позен (ныне – Познанское воеводство, Польша). Похоронена на лютеранском кладбище Тулы рядом с могилой мужа, которого она пережила всего на два года.

… Позже выяснилось, что наши родители, не зная друг друга, приехали в Тулу в один и тот же день. Примерно год спустя, в декабре 1864 года, они уже стали мужем и женой.

… Когда отец купил аптеку, он сразу взял на должность провизора друга, с которым учился в Дерпте, г-на Карла Мюллера. В России у немецких прихожан было принято посещать пастора и поддерживать отношения в пасторате. Так наш отец и его провизор познакомились с семьёй Франца Зиберта. Молодая, симпатичная вдова Дженни на обоих мужчин произвела глубокое впечатление. Молодой владелец аптеки стал часто приходить в дом к Зибертам и приносить своей возлюбленной букеты прекрасных роз из своей оранжереи. Однажды он приказал своему садовнику снова сделать букет, но, когда он его потребовал, оказалось, что г-н Мюллер сыграл с ним злую шутку: забрал букет у садовника и с ним пошел к Зибертам.

Когда г-н Мюллер приехал из Москвы … на серебряную свадьбу наших родителей, мужчины вспомнили этот эпизод и начали дразнить друг друга их юношеской любовью, а наша мама сидела рядом, краснея и смущаясь, как девочка.