Оглавление

  1. Дом Крафта
  2. Дом Белявского

Автор фото: Кирилл Владимирович Овчинников, заслуженный художником РСФСР.

Дом Крафта

Для первой публикации мы выбрали фотографию дома №25 по проспекту Ленина, сегодня известного как Дом Крафта. Этот снимок был сделан Кириллом Владимировичем Овчинниковым, заслуженным художником РСФСР, посвятившим жизнь созданию иллюстраций к детским книгам. Тулу он посетил в июле 1977 г., сделав несколько весьма интересных фотографий тульских пейзажей и архитектуры. Ныне этот снимок хранится в Центральном архиве кинофонофотодокументов Санкт-Петербурга (ЦГАКФФД СПБ).

На фото изображена средняя часть фасада, первый этаж которого украшает вывеска «Колбасы – копчености». В 1884 г. владелец дома Фердинанд Белявский выстроил для своей аптеки по соседству новое просторное здание, где сегодня размещена постоянная экспозиция нашего музея (проспект Ленина, 27). Старый же дом вскоре был продан рославльскому мещанину О.Э. Лехельту, семейство которого вплоть до 1917 г. владело в Туле колбасной фабрикой. При перестройке дома его строгие классические формы были дополнены пышным эклектичным лепным декором, существующим и поныне. Торговля колбасными изделиями просуществовала в этом здании без малого сто лет. Лишь в начале 1980-х гг. ее сменил магазин «Продукты для детей», получивший к началу следующего десятилетия лаконичное название «Малыш».

Вывеска сделана по технологии, весьма популярной в Советском Союзе в 1960-е – 1970-е гг. – стальные буквы с подсветкой из неоновых трубок. Такой шрифт, напоминавший рукописный, широко использовался в Европе в 1950-е – начале 1960-х. До провинциальных городов СССР, как это нередко бывало, западная мода добралась с опозданием. Известно, что еще в начале 1960-х магазин колбас имел более крупную вывеску прямым «кубическим» шрифтом, занимавшую весь фасад. Изображенная же на фото вывеска была изготовлена, по-видимому, в середине или во второй половине 1960-х гг.

Еще одна характерная деталь эпохи – надпись сделана на фоне цветного листа из профилированного стеклопластика. В обиходе такой материал из-за волнистой поверхности назывался «пластиковым шифером» и был широко распространен в СССР в 1960-е – 1970-е гг. Делался он из синтетической смолы, окрашенной в какой-либо яркий цвет, в качестве наполнителя использовалось стекловолокно. В отличие от фанеры или листового железа, материал не боялся сырости и не требовал окраски. Из такого пластика делали балконные ограждения в жилых домах, его использовали при строительстве торговых павильонов и разного рода временных сооружений. Со временем краситель выгорал на солнце, смола из-за перепадов температур начинала трескаться и расслаиваться, поэтому до наших дней такие конструкции почти не дошли. Мы не знаем, в каких цветах была выполнена вывеска. Можно лишь предположить, что фоновый лист пластика был желтым, а буквы – красными. Неоновые же трубки, использовавшиеся в то время, практически всегда делались из молочно-белого стекла и светились белым светом.

На переднем плане снимка, в правом нижнем углу, запечатлена цыганская семья, которую невозможно спутать ни с какой другой по пестрым, ярким нарядам, которые бросаются в глаза даже на черно-белом фото. Один из детей одет в матросский костюмчик, какие сегодня можно встретить разве что на картинках, а цветастая рубашка, которой щеголяет стоящий рядом с ним мужчина, явно изготовлена где-нибудь в Европе и проделала до Тулы весьма долгий путь в чемоданах интуристов и сумках отечественных фарцовщиков. Возле правого края фото виден еще один артефакт – краешек светящейся таблички с надписью «Берегись автомобиля», напоминающий о том, что рядом, во дворе аптеки, на протяжении многих лет располагалась Тульская станция скорой медицинской помощи. Вплоть до середины 1990-х гг. через ворота между домами 25 и 27 выезжали на проспект Ленина санитарные микроавтобусы, спешившие на вызовы. И только в преддверии празднования 850-летия Тулы, в 1996-м, ворота закрыли, тротуар замостили плиткой, а на этом участке проспекта сделали сплошное стальное ограждение.

Вернуться к оглавлению.

Дом Белявского

Снимок сделан Габриэле, правнучкой основателя аптеки Фердинанда Белявского, во время ее поездки в Тулу в 1960-е гг. Родилась она 1 июня 1936 г. в Германии, и была третьим ребенком в семье внука Фердинанда Белявского, Вольдемара Адермана. Хотя родины предков Габриэле раньше не видела, рассказы о Туле и об аптеке, основанной прадедом, были известны ей с детства. Наш город она посетила во время поездки в СССР, в одиночку, не ставя никого в известность, фактически тайно. В те годы такой визит мог породить лишние проблемы, да и с момента окончания Великой Отечественной войны прошло всего два десятка лет. Габриэле подарила фотографию нашему музею в 2017-м, посетив Тулу во второй и последний раз в жизни.

Здание аптеки на проспекте Ленина, до 1963 г. называвшемся улицей Коммунаров, хорошо узнаваемо на фото. В центре фасада, ниже вывески, виден аншлаг, на котором можно рассмотреть номер «27». В ночное время такие аншлаги подсвечивались. Весьма интересна аптечная вывеска. Она составлена из прямоугольных стеклянных пластин (это видно по двум характерным сколам) и окантована багетом. Такая технология, известная с конца XIX века, была весьма распространена в России, а затем – в Советском Союзе. По популярности она уступала лишь металлическим вывескам, где вместо стекла использовалось кровельное железо. Литеры нанесены с изнаночной стороны стекла красной краской. Игрой светотени им придана иллюзия объема, а легкое оттенение зрительно отделяет буквы от белой матовой плоскости. Два электрических фонаря, размещенных над вывеской, освещали ее в темное время суток.

Надпись «АПТЕКА» выполнена весьма профессионально, вероятно, с использованием образца. В советских типографиях тех лет имелся деревянный шрифт «Квадратный светлый», предназначенный для набора афиш и иной рекламы. Большинство букв этой гарнитуры вписывалось в квадрат, отсюда и название «Квадратный». Художник – автор вывески либо заглядывал в книгу «Типографские шрифты, материалы и принадлежности», изданную в Москве в 1950 году, либо, что всего вероятнее (поскольку издание было профильным и потому редким), имел под рукой оттиск этой гарнитуры, сделанный по знакомству в типографии. Любопытно, что написание буквы К выбрано не кириллическое, с изогнутыми боковыми штрихами, а более простое — латинское, со штрихами прямыми. Пока не установлено, когда эта вывеска появилась на фасаде аптеки. Известно лишь, что в 1969 году здание украшала совершенно иная вывеска, из красных железных букв «каллиграфического», стилизованного под рукописный, шрифта, снабженная белой неоновой подсветкой. Зная бережливость наших предков, можно предположить, что изображенная на фото стеклянная вывеска была изготовлена в послевоенные, а возможно, и в предвоенные годы.

Арка между домами 25 и 27 сохранилась до нашего времени, сегодня она перекрыта железными воротами с калиткой. Над на фото виден световой короб с изображением Красного Креста и надписью: «МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РСФСР. СТАНЦИЯ СКОРОЙ ПОМОЩИ Тулгорздравотдела». Короб изготовлен из кровельного железа, табличка с надписью – стеклянная. Литеры строки «СКОРОЙ ПОМОЩИ» по начертанию близки другому популярному деревянному шрифту, называвшемуся «Узкий гротеск». В ночное время короб подсвечивался – об этом свидетельствует идущий к нему провод. Как мы уже упоминали, станция «скорой помощи» размещалась во дворе дома № 27 вплоть до середины 1990-х гг.

«Аптека № 2. Тула, проспект Ленина, 1960-е гг. Фонды МБУК «ТИАМ».

Наконец, стоит упомянуть и еще об одной особенности – о дефекте, хорошо видимом в правой части снимка и занимающем примерно пятую его часть. На наш взгляд, это наложение еще одного, следующего, кадра, на котором можно рассмотреть то же здание аптеки и ту же арку, но сфотографированные с другой стороны проспекта Ленина. В тогдашних фотоаппаратах механизм перевода пленки не всегда был соединен со спусковой кнопкой, так что из-за спешки или невнимательности фотографа подобные наложения отнюдь не были редкостью.

Спешка же в данном случае вполне объяснима. Как уже упоминалось, Габриэле, которой к тому моменту было около тридцати, решилась посетить родину предков фактически тайно. В Тулу она отправилась из Москвы одна, без всякого сопровождения. В те годы иностранный турист, посетивший провинциальный город СССР без туристической группы или гида, был явлением невероятным. Человек, одетый по-заграничному, неизбежно выделялся из толпы и привлекал к себе внимание. А имевший к тому же паспорт ФРГ вызвал бы у любого милиционера вопросы, для ответа на которые пришлось бы пройти в ближайшее отделение милиции на улице Жуковского. В этом здании, ныне носящем номер 34, еще до революции помещался полицейский участок, а сегодня находится Управление по вопросам миграции УВД Тульской области. Конечно, с точки зрения закона Габриэле ничего не грозило, но вот выяснение обстоятельств того, как и почему она оказалась в Туле, грозило отнять немало времени и попортить массу нервов. Поэтому правнучка аптекаря, по ее словам, успела сделать лишь один приемлемый снимок родового гнезда снаружи (его мы сегодня и публикуем), и ещё один кадр внутри (к сожалению, из-за той же спешки на нем практически ничего нельзя разобрать).

Вернуться к оглавлению.