Всесвятское (Всехсвятское) кладбище – крупнейшее из тульских исторических кладбищ, возникает в 1772 году. К 1911 году после окончания строительства каменной ограды сформировалась его современная территория площадью порядка 34 гектаров, а окончательное формирование некрополя закончилось в 1969 году с закрытием кладбища. Таким образом, фактически Всесвятский некрополь представляет собой уникальный погребальный комплекс, включающий захоронения старообрядческого, православного, инославного («немецкого») кладбищ и погребения советского времени включая три Воинских мемориальных кладбища воинов-участников Великой Отечественной войны (1941 — 1945).

Ядром Всесвятского некрополя является православное кладбище, созданное как главное городское («посадское») кладбище Тулы по Указу Сената от 24 декабря 1771 запретившему любые похороны на городской территории. Со второй половины XVIII века приходские кладбища, теснившиеся вокруг церквей в каждом городе православной России, начинают закрывать. Соответствующие указы издают Пётр I (1672 — 1725), его дочь Елизавета I (1709 — 1762) при которой образуется одно из первых загородных кладбищ в России — Московское Лазаревское. При Екатерине II (1729 — 1796) создание «новых» общегородских кладбищ за городской окраиной принимает обязательный характер и становится массовым. Первыми такими кладбищами становятся «чумные» возникшие после эпидемии «чёрной смерти» 1770 -1771 годов, многие «новые» городские захоронения в Москве и губернии располагаются на том же месте. В 1772 году на расстоянии не ближе 100 саженей от последнего дома «на посадской стороне» возникает кладбище одного из провинциальных городов Московской губернии — Тулы.

Сенатским указом всем местным властям предписывалось войти в контакт с местным духовенством для учреждения новых мест под захоронения и построения при них церквей. Не желая остаться без православного погребения тульские обыватели сразу же ставят на новом месте деревянную церковь освящённую в честь Всех Святых. В марте 1773 года было дано разрешение на возведение каменной церкви во имя Второго Пришествия Христова. Храм начали возводить на средства тульского купца Герасима Сушкина, но в 1774 году он умер. Его погребение – одно из самых первых на новом погосте – было устроено под алтарём строящегося храма. Такое захоронение считалось самым почётным. Сохранилась надгробная плита содержащее следующее обращение: «Здесь погребён сего места строитель тульский купец Герасим Стефанов сын Сушкин кой усердно просит приносящего жертву богу о нём молить и кости его не вредить. Родился февраля 25 дня 1700 года, а скончался июня 18 дня 1774 года» (в современной орфографии). Предположительно строительство храма продолжил его зять, купец I гильдии Иван Герасимов. В 1776 году одноэтажная кладбищенская церковь была построена и освящена. Один из приделов освятили во имя Всех Святых и это название закрепилось за всем храмом, постепенно став и названием расположенного вокруг кладбища – Всесвятского, или в народной этимологии Всехсвятского. В 1799 году русский писатель и путешественник Владимир Измайлов (1773 — 1830) обозревая Тулу заметил: «Церковь… стоит на горе внизу к подошве ея стелятся кажется кровли домов, куполы церквей и все здания города… Около часа любовался я сим видом и не мог налюбоваться. Жаль что кладбище и острог в нескольких саженях, мешают полному наслаждению чувствительного сердца…» [1].

Писатель и путешественник любовался уже двухэтажным Всесвятским храмом. В 1788 году на деньги тульского купца Никифора Трофимовича Девяткина на посадском кладбище начинают строить «верхнюю церковь» во имя Преображения Господня. Строительство завершили быстро, но в 1790 году рухнул купол и храм был закрыт на пять лет. Освятили верхнюю «летнюю» церковь только в 1825 году, а в 1834 году начинается строительство колокольни. Колокольня храма, ставшая главной вертикальной доминантой города, строилась тридцать лет, и ко второй половине XIX века храмовый ансамбль Всесвятского кладбища приобрёл современный вид. Среди «произведений зодчества, по огромности и красоте своей… кладбищенская церковь Всех святых, построенная на возвышенном месте вне города» занимала в Туле «первое место» [2]. Однако территория кладбища вокруг храма ещё долго была далека от благообразия. «Тульское Всесвятское кладбище, служащее местом погребения большинства из наиболее состоятельных семейств жителей… находится далеко не в том порядке, который соответствовал бы верованиям христиан…» [3].

Первоначально расположенное, по свидетельству Владимира Измайлова «в полуверсте за городом» Всесвятское кладбище меньше через сто лет становится уже частью городского пространства. В 1880 году санитарный врач Тулы Викентий Смидович (1835-1894) отмечает, что «самое большое» из восьми городских кладбищ «непосредственно прилегает к городу и с последним рядом домов образует улицу» [4]. Это часть города достаточно оживленна и служит «самым удобным притоном для мошенников, которые делают его местом дележа награбленного имущества и где их нередко и ловят»[5].

При этом на этой территории царит досадный беспорядок: «никакой последовательности в раздаче мест, нет ни улиц, ни дорожек, ограды вокруг могил ломались и уносились, памятники портились…» [6]. В 1837 году одно из первых изображений Всесвятского кладбища оставляет проезжавший через Тулу русский поэт В. А. Жуковский и, судя по рисунку, кладбище в это время не имело никакого ограждения. Неслучайно в 1839 году губернатором города А. Е. Аверкиевым предпринимаются попытки навести порядок на «месте погребения большинства из состоятельных жителей», закончившиеся строительством вокруг кладбища вала и рва. Судя по всему, это оказалось полумерой. Уже в 1847 году возникает необходимость подновить вал и исправить въездные ворота. Вдобавок к этому губернатор Н. Н. Муравьёв распорядился построить караульный дом и нанять сторожей, которые бы следили за тем, чтобы на месте старых могил не вырывали новые, а плотность захоронений не была слишком большая. По видимому, распоряжения остались так и не выполненными, и в 1881 году вопросом благоустройства кладбища занимается специально созданная Тульской городской управой комиссия. По мнению этой комиссии «все беспорядки происходят от того, что на кладбище могут самовольно днём и ночью, явно и тайно в открытые входы и чрез вал и канаву, входит всякого сорта люди и гонят всякого рода скот…»[7]. Решением проблемы виделось строительство надёжной преграды от «всякого рода» людей и скота: «все беспорядки которые совершались прежде и продолжаются до сих пор на Всесвятском городском кладбище вечного покоя усопших граждан, могут быть окончательно устранены только тогда, когда вокруг всего кладбища будет устроена каменная ограда…»[8].

Однако у города на это денег не было и необходимую сумму собирали 19 лет. Закладка каменной стены вокруг Всесвятского кладбища произошла 31 июля 1900 года, через десять лет строительство было завершено. Длина стены составила 2400 погонных метров. Кирпичная кладка раскрепована (то есть отрезок стены выдвинут вперед или назад) пилястрами и украшена четырёхконечными крестами, завершение стены двускатное и первоначально имело жестяное покрытие [9].

Каменная стена сделала частью Всесвятского кладбища инославное лютерано-католическое кладбище, называемое в народе не иначе как «немецкое». Оно возникает в 1891 году и, первоначально, располагаясь «в нескольких десятках саженей» на запад от православного «русского» могло служить «образцом того, как следует относиться к могилам своих предков» [10]. Здесь сохраняется отдельный вход со стороны улицы Полевой (позднее Комвузовская и Мориса Тореза) с готическими башенками ворот и ведущий к католическому храму Петра и Павла.

Тула никогда не была полностью однородной по национальному составу жителей, хотя традиционно «жители Тульской губернии» принадлежали «к одному племени славянскому» и исповедовали православную веру [11]. В 1858 году к югу от Всесвятского храма существовал небольшой (32 на 32 метра) участок еврейского кладбища, но он быстро был поглощен распространяющимися вокруг храма погребениями для лиц «православного вероисповедания». В ответ на многочисленные просьбы тульской еврейской общины сохранить иудейские захоронения, в 1867 году городской глава С. Т. Красноглазов от лица комитета по устройству Всесвятского кладбища заявил, что никакого еврейского кладбища в Туле нет. «А если бы и действительно упразднённое кладбище еврейское было на православном Всехсвятском кладбище, если бы оно и было занято православными, и в таком случае комитет не считал бы за собой никакой ответственности перед законом»[12]. Законодательство российской империи регулировало все вопросы, связанные с захоронениями и преимущественными правами пользовались православные кладбища. На южной стороне кладбища в 1889 году появляется участок для захоронения военных, позже, в 1914 году, здесь же хоронят участников Первой мировой войны (1914 – 1918) а ещё позже и Второй мировой — здесь разместились два воинских мемориала над захоронениями солдат и офицеров Великой Отечественной войны (1941 – 1945).

На Всесвятском кладбище сохранились памятники и надгробия самых разных форм, размеров и типов – саркофаги, часовни, кресты, муфтированные колонки и конусы, жертвенники, аналои – «смешение языческой и христианской погребальной символики. Надгробия сделаны из камня, дерева, металла. Наиболее интересны надгробия из белого камня-известняка, они украшены резьбой и рельефами» [13]. Однако ценность надгробий, как и всего кладбища, прежде в том, что они «утверждают факт существования в прошлом многих тысяч людей ушедших в мир иной: кто день, кто год, а кто и десятки и сотни лет назад»[14].

Закрытие Всесвятского кладбища официально состоялось 25 сентября 1969 года. Уже в 1970-х годах принимается решение о его уничтожении в соответствии с генеральным планом архитектурного развития Тулы. Со Всехсвятского кладбища начинается общественное движение «Тульский некрополь» ставившее своей целью сохранение исторических кладбищ и преобразованное в 1998 году в уникальный музей. Инициатором движения и его идейным вдохновителем был почётный гражданин г. Тулы, доктор богословия протоиерей Р.Р. Лозинский. По его словам некрополь – город мёртвых «при более глубоком понимании» является «хранилищем многочисленных духовных кладов» [15]. И уже поэтому Всесвятский некрополь Тулы заслуживает внимания и уважения.

Примечания

[1] Владимир Измайлов. Путешествие в полуденную Россию//Лепехин А. Н. Тульский край глазами очевидцев. – Дедилово, 2014. — С. 87.
[2] Андрей Глаголев. Записки русского путешественника//Лепехин А. Н. Тульский край глазами очевидцев. – Дедилово, 2014. — С.106
[4] Материалы для описания г. Тулы. Санитарный и экономический очерк В. Смидовича. – Тула, 1880. — С. 32.
[5] Материалы для описания г. Тулы. Санитарный и экономический очерк В. Смидовича. – Тула, 1880. — С. 32.
[6] Материалы для описания г. Тулы. Санитарный и экономический очерк В. Смидовича. – Тула, 1880. — С. 32
[7] Доклад по вопросу о приведении в должное благоустройство городского Всесвятского кладбища в Тульскую городскую думу Тульской городской управы. – Тула, 1881. – С.8.
[8] Доклад по вопросу о приведении в должное благоустройство городского Всесвятского кладбища в Тульскую городскую думу Тульской городской управы. – Тула, 1881. – С.9.
[9]Камоликов А. А. Из летописей Всехсвятского//Тени старинного кладбища – Всехсвятский некрополь в Туле: Краеведческий сборник под редакцией М. В. Майорова. – Тула, 2011. – С. 28.
[10] Материалы для описания г. Тулы. Санитарный и экономический очерк В. Смидовича. – Тула, 1880. — С. 33.
[11] Военно-статистическое обозрение Тульской губернии 1852 года. – Тула, 2010. — С. 55
[12] Кац Е. Л. Еврейские кладбища в Туле (историческая справка)//Тени старинного кладбища – еврейский некрополь в Туле. – Тула, 2013. — С. 30.
[13] Всехсвятское кладбище//Тульский некрополь/Л.Н. Дзиговская, А. А. Камоликов и др. – Тула, 2008. — С.8.
[14] Протоирей Ростислав Лозинский, доктор богословия. Некрополь среди града//Тульский некрополь. Всесвятское кладбище. 1772 – 1992. Первый выпуск. Тула, 1992. – С. 3.
[15] Протоирей Ростислав Лозинский, доктор богословия. Некрополь среди града//Тульский некрополь. Всесвятское кладбище. 1772 – 1992. Первый выпуск. Тула, 1992. – С. 2.