Пример комплексного исследования исторического кладбища.

Р. В. Клянин

Музей «Тульский некрополь»

Опубликовано:

«Столица и провинция в отечественной и всемирной истории»,

т. 2, Тула2004 г. С.136-140.

ПРИМЕР КОМПЛЕКСНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО КЛАДБИЩА

Историческое кладбище является неотъемлемой частью культурно­го наследия и представляет собой комплексный памятник, требующий комплексного же исследования.

Сам некрополь в целом является памятником градостроительства, а отдельные могилы и надгробия относятся к памятникам истории, искусст­ва и архитектуры. Комплексное изучение исторических кладбищ дает исследователю информацию о времени возникновения кладбища, о типах и художественных особенностях надгробий, о людях, там погребенных, об их социально-экономическом положении. Кроме того, тексты надгро­бий являются ценнейшим историческим и литературным источником. Комплексный подход к изучению всего кладбища, а не отдельных захо­ронений, может дать дополнительную историческую информацию.

На территории г. Тулы расположено три исторические кладбища общей площадью свыше50 га, на которых сохранилось около 15 тысяч надгробий. К сожалению, изучена лишь незначительная часть террито­рии, произведено описание 500 надгробий. В силу этого методика ком­плексного изучения исторического некрополя не может быть в полной мере применена сегодня на тульских кладбищах. Методически необхо­димо опробовать методику на небольшом объекте, т. е. сделать анализ объекта по письменным источникам, провести натурные исследования (выявление, фотофиксацию и описание всех имеющихся старинных над­гробий), проанализировать полученные результаты по вопросам: тип, текст, художественные особенности; сравнить с аналогами на других кладбищах; провести архивные изыскания по текстам.

Таким объектом стало кладбище, расположенное на территории совхоза «Северный» Веневского района Тульской области. Оно не при­мыкает ни к одному населенному пункту и находится среди поля между деревень Селенка, Долговка, Ореховка, Завалье, Даниловское. Вокруг разрушенного храма на площади ок.1,5 гарасположено ныне действую­щее историческое кладбище. Выбор этого объекта для апробации мето­дики исследований был обусловлен его компактностью, и местом распо­ложения (тракт Епифань-Венев-Москва), а также близостью к месту добычи белого камня.

Анализ письменных источников по объекту. По сведениям П. И. Малицкого[1] на этом месте располагался приходской храм св. и чуд. Николая, построенный в 1780 году. До этого был деревянный с тремя престолами: центральный — Покрова Пресвятой Богородицы, правый — святого и чудотворного Николая, левый — св. мученика Иоанна Воина. К приходу храма относились селения Ореховка, Долговка, Немерино-Ланшино, Даниловское, Даниловские выселки, Шереметьево, Уваровка, Понизье и Душегубово. Около храма образовано кладбище, возможно, в связи с указом Екатерины II1772 г. «о вынесении кладбищ за город».., но это может быть только временное совпадение.

Полевые исследования. Всего на кладбище обнаружено 34 полных и 5 фрагментов надгробий XIX — начала XX вв. Выявление дополнитель­ных надгробий маловероятно, т. к. кладбище исследовалось неоднократно в различные времена года. Часть надгробий сохранили свои исторические места, часть перемещены или были вторично использованы в дальней­шем. Интересен факт использования резной белокаменной ножки сарко­фага XIX в. в качестве надгробия на могиле советского периода. Такое же применение получили некоторые архитектурные белокаменные детали разрушенного храма.

Все, за исключением кованого креста, надгробия — белокаменные и представлены 3 фрагментами жертвенников, тремя обелисками, одной часовенкой, 29 целыми и двумя фрагментами саркофагов. Как видим, подавляющее количество надгробий представлено саркофагами. Только 2 из них имеют датировку нач. — сер. XIX вв. Все остальные датированы по текстам или по аналогиям рубежом XIX — XX вв. Обращает на себя внимание тот факт, что надгробия сравнительно небольшие, чуть превы­шающие1 метрпо наибольшему размеру. Только саркофаг1803 г. имеет размер180 см.

Художественные особенности надгробий. Надгробия данного кладбища в подавляющем большинстве представляют собой простые формы, не декорированные или имеющие декор в виде небольших 6-лепестковых розеток на южном и северном фасадах. Исключение состав­ляет наиболее ранний саркофаг, датированный1803 г. На его западном торце размещен рельеф в виде двух фигур ангелов, поддерживающих щит с текстом. Южный и северный фасады декорированы розетками, рамками в виде бус, на восточном торце — рельефная «Адамова голова». Крышка саркофага приподнята над основным монолитом, по краю по всему периметру декорирована рельефом лиственного орнамента.

Фрагментированные надгробия не анализировались.

Тексты надгробий. Прочитано 16 текстов на 10 саркофагах и часо­венке. На одном — 3 надписи, на двух — по две, на остальных — по одной. К сожалению, часть фасадов перевернутых надгробий была недоступна для прочтения, поэтому тексты могут быть еще дополнены. Прочитанные тексты расположены на южном, северном, реже западном фасадах в рамках или без. Прочитанные тексты можно разделить на 2 типа: содержащие имя и дату погребенного, и эпитафии, причем последние на 4 надгробиях являются единственными. Если рассматривать содержание текстов, то мы получим следующую картину: 7 камней указывают 12 имен погребенных, где только у 9-ти указаны даты жизни. В ряде случаев указывается соци­альное положение (надворный советник — 1, секунд-майор — 2, крестья­нин- 1). Эпитафии типовые: «господи прими дух его», «дорогой внучке… », и т. п. Обращают на себя внимание шрифты текстов. Только тексты трех надгробий выполнены профессиональными резчиками. На остальных неровные строчки, различной высоты и наклона буквы, имеются грубые сокращения слов или грамматические ошибки, что указывает на непро­фессионализм резчиков. Интересен шрифт на саркофаге, датированном1910 г., выполненный кириллицей и исполненный, несомненно, челове­ком, не имеющим навыков лапидарного мастерства, но имевшим церков­ное образование.

При сопоставлении результатов полевых исследований с архивными данными наиболее интересным оказался самый ранний, наиболее боль­шой по размерам и художественно оформленный датированный саркофаг1803 г. Западный, южный и северный фасады этого надгробия содержат тексты, которые были частично прочитаны.

Западный фасад Северный фасад

подъ симъ ка погребено тело моиера петра алексеевича

мнемъ по ильина … скончался 1799 году сентября

гребено те 24 числа жития его было 40 летъ

ло секундъмо

инра (алекс)а Южный фасад

ндръ а(лексее)вича …. по……. дворног… советника

иль(и)н(а) скончал …………он………….ильина

ся 1803 год(а) но ………………….скончался

ебря 8 числа жи 17… ма… 1 … числа

тия его было 51 (го)дъ

При обращении к архивным данным ГАТО и работам Чернопятова В. И. удалось установить, что здесь погребены достойные представители древнейшего рода дворян Ильиных, происходящих от князей Галицких. Сопоставляя письменные источники и материалы полевых исследований, удалось восстановить утраченные строки текста. Здесь погребены Отец надворный советник Алексей Кондратьевич и два его сына секунд майор Александр, и майор Петр, В архиве сохранились дела обращения вдовы секунд майора и его племянников о внесении их в книгу дворян Тульской губерния. К сожалению, в настоящее время, по всем известным причи­нам, дела недоступны.

Таким образом, материалы натурных исследований позволяют сде­лать следующие выводы:

  1.  Это кладбище является приходским и на нем погребены все сосло­вия, включая дворян, что прослеживается по текстам и по типам надгробий. Наличие фрагментов жертвенников в большой мере подтверждает дво­рянские захоронения, т. к. этот тип надгробия имеет четкую сословную принадлежность.
  2. Кладбище функционирует с конца XVIII в. по настоящее время.
  3. Ряд надгробий находят свои аналогии на кладбищах Подмосковья и Веневского района. Последние в количественном плане преобладают, что указывает на хорошие торговые связи с Веневом. На то, что саркофаги доставлялись из-под Венева, указывают и материалы рекогносцировоч­ных обследований кладбищ, находящихся в районах добычи известняка. Там зафиксированы явные полуфабрикаты блоков для саркофагов, а также камни с разметкой для резьбы рамок или розеток. Интересно, что 6-ти лучевые розетки в большом количестве имеются только в окрестностях Венева, а на рассматриваемом кладбище так же преобладают среди эле­ментов декора.
  4. Обращает на себя внимание тот факт, что на кладбище полностью отсутствуют чугунные надгробия. Этот факт можно объяснить, во-первых, отсутствием торговых связей с чугунолитейными заводами и, во-вторых, экономическим положением населения. Основная масса прихожан могла себе позволить купить только сравнительно дешевые готовые каменные над­гробия без текстов в близко расположенной мастерской.
  5. Единственный имеющийся кованый крест выполнен профессио­нальным кузнецом, который никогда не только не ковал, но, скорее всего и не видел надгробного кованого креста.
  6.  Изучаемый объект расположен на торговом пути Венев-Москва. С XIX века крестьяне в этом регионе занимались извозом — доставкой товара с веневской ярмарки до Оки. Поэтому перевозка камней из Венева была легкоразрешимой задачей.

Как видно на примере комплексного изучения небольшого сельского кладбища, исследователь может получить весьма широкую информацию о данной территории в контексте общероссийской истории.