[vc_gallery interval=»3″ images=»18299,18300,18301,18302,18303,18304,18305,18306,18307,18308,18309,18310,18311,18312,18313,18314,18315,18316″ onclick=»link_image» custom_links_target=»_self» column_number=»2″ type=»flexslider_fade» grayscale=»no» img_size=»900*1273″]

Иоганн Даниэль Крафт родился в 1624 году в Миттенберге в семье врача Юста Крафта (*1594), мать Сусанна, урожденная Хельфрих. Отец, будучи лютеранином, отдает сына учиться на врача, ботаника и химика.

Молодой Крафт путешествует по Германии, Франции, перенимает опыт различных производств. Становится достаточно успешным предпринимателем, открывает небольшую фабрику по переработке хмеля, выращивает тутовые деревья и разводит шелкопрядов, пробует организовать производство стекла, открывает аптеку в Лейпциге.

В 1669 году в Гамбурге известный алхимик Хенниг Бранд в поисках философского камня и золота случайно открывает фосфор, «светоносный элемент». Крафт знакомится с алхимиком и покупает секрет синтеза фосфора за 200 талеров. Он хочет применить его свойства в освещении комнат и улиц, но это только одна сторона его замысла. Он демонстрирует за некоторую плату «холодный огонь» в обществе знатных особ, ученых и алхимиков. На показе у герцога Фридриха Саксонского он знакомится с философом и ученым Готфридом Лейбницем, а также с английским ученым и мистиком Робертом Бойлем, членом Ордена розенкрейцеров. Бойль впоследствии самостоятельно открывает секрет получения фосфора. Сам же Крафт пытается найти новые возможности фосфора, он погружается в поиск эликсира жизни и даже бессмертия.

Эти поиски приводят его в Орден Розенкрейцеров — таинственное общество мистиков и алхимиков, братьев Света. Он начинает переписку с Лейбницем, гениальным ученым и изобретателем, философом и математиком. Лейбниц был в то время наемным алхимиком Ордена розенкрейцеров в Нюрнберге и проводил опыты в их лаборатории. Он был также секретарем общества, вел протоколы обсуждений и докладов. Осталось почти 150 писем этой переписки, продолжавшейся много лет.

Через некоторое время Иоганна Даниэля Крафта принимают в Орден, он читает Генриха Хунрата, начинает активно заниматься духовными практиками, становится членом «Незримой Коллегии», осваивает принципы Экспериментальной философии.    Крафт уходит от практической алхимии в сторону духовной. Его интересуют оккультные доктрины из трактата «Пути инициации». В правильности этого пути его убеждает строение элемента «фосфор», состоящего из треугольников. И этот путь направляет его мысли на Восток, именно там, считает он, откроются истинные силы phosphorus mirabilis.

Тайное общество «Злато-розового Креста» готовилось к путешествию на Восток, но Крафту судьбой было уготовлено другое: тутовые деревья в одночасье высыхают, шелкопряды гибнут, хмель не приносит дохода, Иоганн Даниэль Крафт разоряется. По любезному приглашению Ордена он с семьей переезжает в Копенгаген, где внезапно умирает от пневмонии весной 1697 года.

Его старший сын Готфрид продолжает дело отца, он уже знает основы химии, разбирается в фармацевтике, друзья доктора Крафта помогают ему деньгами. Он возвращается в Германию, в Лейпциг, где, взяв ссуду, открывает аптеку. И так же, как и его отец,  продолжает исследовать возможности фосфора. Его сопровождают алхимические трактаты и книги розенкрейцеров, письма Лейбница, приборы для химических опытов и та самая колба, в которой хранится ослепительно белый кусок фосфора Хеннига Бранда, купленного его отцом много лет назад.

Готфрид обзаводится семьей: женится на дочери лейпцигского врача Доротее. От этого брака рождаются две дочери и сын, которого он называет Андреас. Жизнь аптекаря Крафта сложилась вполне благополучно, дочери удачно вышли замуж, аптека приносила вполне сносный доход, ведь сам хозяин знал толк в фармации. Вместе со своим младшим сыном Андреасом в отлично оборудованной по тому времени лаборатории он производил эликсиры и настойки, которые были популярны у горожан.

И вдруг Готфрид Крафт, невзирая на преклонный возраст и успешный бизнес, продает аптеку и отправляется в паломничество на Восток, в Россию, чтобы вместе с другими немцами поселиться на берегах реки Волги и начать всё сначала. Русская императрица Екатерина II, немка по происхождению, предложила в аренду земли в районе Волги своим соотечественникам для развития хозяйства и проживания, а также для примера неповоротливым россиянам. На ее приглашение откликнулись в большинстве своем жители сельских районов Германии, но были и ремесленники, по большей части лютеране.

Крафты упаковывают в дорожные чемоданы свое имущество и через Любек выезжают в Петербург, откуда, закупив тулупы и шапки, отправляются дальше на восток, к берегам Волги. Путь их лежал по Ладоге, потом до Тихвина на подводах, потом по реке Сомина до Рыбинска, а оттуда по Волге в Саратов. Останавливаются они в колонии под названием Щербаковка, в Саратовской губернии, получив 10 десятин пахотной, 5 десятин сенокосной и 5 десятин усадебной, огуменной и огородной земли. Довольно быстро возводят деревянный дом-пятистенок на пять окон с двумя чуланами; на дверях и окнах — затворы, под крышей – слуховое окошко, в сенях – лестница на крышу; строят амбар, разбивают огород. В отличие от соседей, скот не держат, а занимаются выращиванием тутовых деревьев, открывают аптекарскую лавку, собирают травы, приготавливают настои и отвары, выращивают картофель и капусту.

Все колонисты знали, что можно обратиться в дом Крафта за медицинской помощью.   Жили они скрытно, никто никогда не бывал у них в сарае, где, по слухам, старый Крафт занимался алхимией, а его сын помогал ему. На огороде у Крафтов картофель урождался на диву соседям такой крупный, что все просили на развод пару-тройку клубней. Капуста росла невиданных размеров, такие же репа и горох. Но самое удивительное, что однажды была поймана сбежавшая от Крафтов курица, ростом с аршин.

Летом 1779 года происходит странная история, взбудораживавшая всю Щербаковку — у Крафтов объявляется младенец. По их словам, это дитя мужского пола было найдено Андреасом на краю огорода, когда он ходил собирать цветы зверобоя, дикой гвоздики, чабреца и иван-чая для настоев и тинктур. С согласия пастора и форштегера, а также всей лютеранской общины, Андреас Крафт усыновляет мальчика, дав ему имя Константинус.

Через год умирает престарелый Крафт, его хоронят на окраине поселения, тихо, без большого стечения народа. Андреас занимается воспитанием приемного сына, учит его самостоятельно, не отдавая в местную школу. Тайна его происхождения не дает покоя колонистам, их назойливость надоедает Андреасу, и он с разрешения Конторы Канцелярии продает свое хозяйство и выезжает из Щербаковки в Катариненштадт. Там он открывает аптеку и лабораторию, Константинуса отдает в училище.

В 1799 году Крафт получает приглашение от Медицинской канцелярии приехать в город Тулу (но на самом деле Андреаса Крафта приглашает ложа «Теоретический градус» Ордена R.C). С этого времени Андреас Крафт и его приемный сын Константинус, которого стали называть Константин Андреевич, поселились в Туле. В центре города они купили двухэтажный каменный  дом с шестью жилыми комнатами на втором этаже. На первом этаже Крафты открыли аптеку, во дворе возвели кирпичный флигель с обширным подвалом.

Во флигеле располагалась просторная комната с двумя окнами, которая использовалась как место для собраний и религиозных обрядов. В подвале Крафты хранили все лабораторное оборудование, вывезенное из Германии, а самые ценные предметы – наверху, в комнате. Постепенно флигель стал приобретать черты лаборатории или некоего мистического пространства.   Никто не имел туда доступа, кроме старика Андреаса Крафта и его сына, даже супруга Константина Андреевича Катерина, урожденная Манфред, а уж тем более дети. Детей у Крафта было четверо: Христиан, Розалия, Николай и Александр.

Андреас Крафт почил в преклонном возрасте в 1801 году и был похоронен на окраине Солунского кладбища. Могила его утрачена, как многие могилы того времени.

Константин Андреевич Крафт вел тихую, размеренную жизнь, мало общался со своими коллегами по аптечному делу, характер имел независтливый, хотя аптека его земляка Гентцеля была более известна среди горожан. Делами аптеки занималась Катерина, сам он много часов проводил в лаборатории-часовне.

Крафт продолжает эксперименты с фосфором, синтезирует фосфаты, применяет их для роста растений и домашних животных. Изучая архив деда, он находит странное письмо, читая которое узнает тайну своего рождения. Оказывается, Готфрид Крафт вместе со своим сыном «воскресили» Иоганна Даниэля Крафта в облике младенца, которого назвали Константинус. Это удивительное магическое событие произошло в чулане деревянного дома в Щербаковке. Свет фосфора соединился со светом Утренней звезды на Востоке и случилось чудо. Готфрид Крафт, наконец, получил «философский камень», за которым он когда-то отправился в холодную Россию; им оказалось ни что иное, как гомункулус Константинус, а ныне Константин Андреевич Крафт.

Это становится поворотным событием в судьбе аптекаря Крафта. Его интересуют девять стадий инволютивно-эволютивной трансмутации троичного тела человека, троичной души и троичного духа, что вместе с другими оккультными доктринами относится к «Пути инициации». Он начинает эксперименты с эликсиром молодости, который получил в процессе своих опытов, назвав его Kraftlеbenили «Сила жизни».

На конвенции, проходящей во флигеле дома, где участвуют два брата розенкрейцера из Орла и один из Москвы, К.А.Крафт докладывает об открытии им эликсира бессмертия. Секрет рецепта остается неизвестным, хотя слухи о нем ходили по Туле.

Тем временем, в соседнем Одоеве в гимназии объявляется новый учитель истории и географии Николай Федорович Федоров, будущий философ, теоретик идеи бессмертия. В августе 1865 года он приезжает в Тулу за книгами для гимназии и по пути заходит в аптеку Крафта, чтобы купить мозольный пластырь. Во дворе аптеки он встречает самого Константина Андреевича и знакомится с ним. Сразу завязывается разговор, который интересен обоим – о космосе, вечности и возможности достижения бессмертия. Крафт приглашает молодого учителя к себе на ужин, после которого Николай Федорович задерживается в доме аптекаря на два дня. Начинается дружба аптекаря Крафта и философа Федорова.

Был ли посвящен Николай Федорович Федоров в тайны братства Ордена, мы не знаем, но известно, что встречи его с Константином Андреевичем продолжались до самой осени; темой их бесед были бессмертие, воскрешение и другие тайны бытия и небытия. Константин Андреевич открывает двери своего флигеля для Федорова и показывает ему лабораторию, старинные книги прадеда. Однажды ясной августовской ночью, наблюдая на крыше флигеля за звездами, Крафт раскрывает Николаю Федоровичу тайну своего рождения.  У Николая Федорова возникает мысль о возможности всеобщего воскресения, созревают идеи его фундаментального труда «Философия общего дела», к работе над которым он приступит через несколько лет.

Вскоре после отъезда Федорова из Одоева, умирает Константин Андреевич, а затем и его жена Катерина. Сейчас трудно сказать, где их могилы, возможно, супруги покоились на том же утраченном лютеранском участке Солунского кладбища. До самой Революции аптека оставалась в управлении сыновей Крафта — Христиана и Александра. Она славилась отменными травяными экстрактами, именно в ней продавались лучшие пиявки в Туле. Есть источники, в которых говорится, что в аптеке заказывал микстуры от бессонницы и ипохондрии сам Лев Николаевич Толстой.  Христиан Константинович Крафт продолжал опыты отца, увлекался астрономией, их семейный телескоп, установленный на крыше флигеля, был по-прежнему в прекрасном состоянии. Сохранились  свидетельства, что Христиан Крафт состоял в тульском клубе поэтов-имажинистов, публиковал свои стихи в местной прессе.

Сразу после Революции семнадцатого года аптека была национализирована, сыновья Крафта получили должности провизоров, их семьи переселили в две небольшие комнаты рядом с гостиной. Началась Гражданская война. Осенью 1919 года Александр Константинович был обвинен в сотрудничестве с генералом Мамонтовым и расстрелян без суда. Христиан Константинович был арестован, лаборатория разграблена. В середине двадцатых вся семья Христиана Крафта была насильно вывезена из Тулы, куда – неизвестно. А в тридцатые семья Николая Крафта и одинокая Розалия были высланы в Акмолинск в казахстанскую степь, где их следы затерялись.

Не осталось ни одного документа, ни одной фотографии, ни одной книги из библиотеки Иоганна Даниэля Крафта, никаких вещей из их дома. В подвале были обнаружены только разбитые тарелки семейного сервиза, осколки аптечной и химической посуды, какие-то необычные детали приборов, остатки яичной скорлупы, истлевшая бумага с неясными символами и словами. Остался целым сам дом, величественный и пустой, он стоит в центре Тулы, храня в своем чреве память об аптекаре Крафте, его удивительной жизни, скитаниях, смерти и воскресении. Иногда ночами в его окнах мерцает голубой свет, который напоминает нам о древних алхимических опытах, о потерянных тайнах братьев Розы и Креста, о воскресении и бессмертии человека.

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Отправить