Памяти Стеньки Разина и персидской княжны

Алексей Панин снова находит неожиданные сходства в погребальных традициях разных культур.

Где под навесом туч дождливых

Лежит сонливо город Решт…
Сергей Городецкий.

Решт (رشت, رشت) — город в Иране, центр провинции (остана) Гилян. Сюда за своей княжной, которая оказалась «ни жива и ни мертва», плавал Степан Разин, во главе гвардейцев-преображенцев стремился Пётр I, а 5 июня 1921 года здесь была провозглашена Персидская Социалистическая Советская Республика. Едва не ставший частью Советского Союза город представляет определённый интерес для русского человека, в особенности с учётом начавшихся ещё в XVII веке традиционных туристических поездок в Гилян «за зипунами».
Отчаявшись найти зипун в Персии летом, можно заняться осмотром достопримечательностей. Городское «Кладбище тюльпанов» (گورستانلالهدشت) в Реште позволяет познакомиться с альтернативными исламскими погребальными традициями. Считается, что ислам запрещает изображения человека, и в целом это верно. Однако в Иране, где сосуществуют различные национальности и различные традиции на кладбищах, можно видеть и обратные примеры. После Исламской революции 1979 года в разных городах Ирана появляются кладбища шахидов – борцов за веру – где главным украшением простого надгробия становится портрет молодого героя. Подобные портреты украшают и уличные мемориалы, призванные напомнить иранскому обывателю о тех жертвах, которыми было обеспеченно его сегодняшнее мирное и благополучное существование. Ислам в Иране шиитского толка, однако, считается, что на культуру страны также оказали влияние и доисламские традиции. Там, где в своё время расцвета достигла персидская миниатюра, не удивительно видеть портреты правоверных мусульман (и мусульманок) даже на обычных городских кладбищах, будь это в Тегеране или Реште. Удивительно другое! Исламскую революцию легко представить как возврат к традиционному, жестко регламентированному религиозными нормами обществу. Однако в самом Иране утверждают, что Исламская революция вытащила Иран из глубокого и мрачного средневековья и превратила его в развитое современное государство, «обладающее нанотехнологиями и покоряющее космические дали». Вспоминая, что это наша страна обычно запускает космические корабли, которые потом бороздят просторы Вселенной, обладает совершенно незаметными нанотехнологиями, а также припоминая традиционные культурные связи России и северных провинций Ирана, невольно ищешь параллели во всех оставшихся сферах жизни. И не только жизни.
Рядовые надгробия городского кладбища Решта из чёрного камня и с цветными фотографиями во всю стелу очень напоминают подобные же на городских кладбищах необъятной России. Правда, пока в России ещё сохраняются разные архаичные верования, заставляющие к надгробию присовокуплять железный частокол и крепко сваренный столик под поминальные сто граммов. Но по мере сил с этими дремучими суевериями борются, как это можно видеть, например, на Всехсвятском кладбище города Тулы, где из металла скоро останутся только закопанные на два метра в землю нательные кресты. Говорят, городские власти, поощряющие упорядоченный снос оградок вокруг старых могилок стремятся таким образом приблизить кладбищенскую культуру к европейским стандартам. Но чем больше старые исторические кладбища провинциальной России становятся похожими на погосты северных провинций Ирана, тем больше кажется, что мы опять движемся куда-то в сторону города Решт.

Фотографии: Тимофей Разенков.

stenka_1

stenka_2

stenka_3

stenka_4